Мы работаем по будням

с 10:00 до 18:00

Пройдите авторизацию для доступа ко всем билетным предложениям

театр Моссовета

 
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
[[ d.day ]] [[ d.day ]]
Схема зала [[ tickets.seance.theater.name_rod ]]
Фотографии [[ tickets.seance.theater.name_rod ]]
Вид зала [[ tickets.seance.theater.name_rod ]] изнутри

Открыть вид зала 3D

Где находится [[ tickets.seance.theater.nametheatr ]]
Адрес [[ tickets.seance.theater.name_rod ]]: [[ tickets.seance.theater.address ]]

Спектакль «Три сестры» театра Моссовета

Спектаклем «Три сестры» Андрей Кончаловский продолжает театральное осмысление чеховского мира в контексте сегодняшнего дня. Историю сестер Прозоровых Кончаловский воспринимает как тонко выстроенную драматическую симфонию, которой он увлеченно дирижирует.

  • Классика

Дополнительная информация

«Три сестры» - постановка режиссера Андрея Кончаловского.

В начале спектакля на экране появляются строки из чьего-то письма: «Как давно это было, и было ли вообще то, что было…». Кто писал? Неважно. Слева у авансцены кто-то играет тихонько на пианино. Но экран уползает под колосники – и открывается…

Господский дом сестер Прозоровых. Он отмечен лишь пятью стеклянными дверьми с полукруглым верхом. За столом сидят люди, женщины в классических платьях, мужчины в мундирах – хлопочущих возле стола, говорят поспешно, перебивая друг друга.

Младшая из трех сестер Ирина – молодая девушка плотного телосложения с простодушным лицом, которое больше всего подходило бы прислуге. В ней не видно определенной юношеской восторженности, а свой первый монолог про жажду труда она проговаривает так же быстро, как, например, о необходимости сделать хозяйственные покупки. Так же быстро ей вторит барон Тузенбах – мужчина небольшого роста с жидкими усиками, некрасивый, но обаятельный.

Смешно поднимает худые ручки и поправляет ими круглые очки Ольга, производящая впечатление дамы холерического темперамента. А маша, стройная, с белыми красивыми кудрями, не то чтобы нервничает, но видно, что ей здесь неуютно.

Входит полковник Вершинин, монокль то и дело выпадает у него из глаз, говорит не очень приятным голосом, слегка картавя.

Что же происходит в этом доме? А происходит жизнь: здесь отмечают именины, признаются в любви…. У Кончаловского понятие дома очень важно – как основа, как своя земля, но он не стоит ему монумент, а оставляет живым. Отсюда некий хаос и беспокойство. На сцене одновременно разговаривают, спорят, хохочут или поют за кадром.

Хотел того или нет режиссер Андрей Кончаловский, но спектакль у него получился как кино. Жизнь – как она есть, без сценических очертаний.

Фотографии спектакля

Спасибо, [[form.name]], Ваш заказ принят!
Оператор свяжется с вами в ближайшее время.

Авторизация для постоянных клиентов